Повышение безопасности работы грузоподъемных кранов в свете реформы технического регулирования

К.В. Коровин, кандидат технических наук,
заместитель генерального директора НПП «Резонанс» по качеству и развитию.

Техногенные аварии и катастрофы, спровоцированные «человеческим фактором» и техническим состоянием объектов, стали постоянным фоном нашего существования. Мы падаем, горим и взрываемся с пугающей частотой и регулярностью.

Беспрецедентная трагедия на шахте «Ульяновская» в Новокузнецке. 110 человеческих жизней. Очередь на получение трупов у морга. Выписка свидетельств о смерти городским загсом без выходных, отмена регистрации браков. Оставшиеся в живых шахтеры пьют с радости и с горя одновременно...

Очередная трагедия на кузбасской шахте «Юбилейная». Катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС

На этом фоне как-то в тени остаются аварии на грузоподъемных машинах, уносящие ежегодно около 100 человеческих жизней, что в среднегодовом исчислении соизмеримо со смертельным травматизмом в шахтах.

Рис. 1. Авария подъемного кран у здания торгово-производственной базы в Симферополе

Можно долго говорить о чрезвычайно разнообразных причинах аварий на подъемных сооружениях, о «человеческом факторе», о ненадлежащей трудовой этике, когда всякий труд считается подневольным, а ответственность за его результаты перекладывается на других. О нищете, когда нет возможности обновить технику, нечем ее латать, не за что работать. И о низкой цене человеческой жизни, что предопределено все теми же безразличием, безалаберностью и некомпетентностью (рис 1).

Но ведь существует система экспертизы промышленной безопасности, которая, по замыслу, должна ставить барьер на пути применения непригодных для дальнейшей эксплуатации кранов. Либо, по меньшей мере, устанавливать ограничения на грузоподъемность и иные условия применения в соответствии с их реальным техническим состоянием. А все грузоподъемные краны, согласно Правилам ПБ 10-382—00 и другим нормативным документам Ростехнадзора, должны эксплуатироваться с приборами безопасности, которые должны следить за их работой, обеспечивать защиту от перегрузки, от опасного приближения к ЛЭП, от столкновений при работе в стесненных условиях и т. д. В силу наличия в них встроенных регистраторов параметров, они должны исключать бесконтрольность работы крановщиков, обеспечивая повышение их технологической и трудовой дисциплины.

Тем не менее, краны падают, аварии случаются, что имеет свои причины.

Начнем с того, что, по нашим наблюдениям, существующая система экспертизы промышленной безопасности недостаточно эффективна. Вполне реальны ситуации, когда эксперты по заказу заинтересованной стороны выдают заключения, мягко говоря, не адекватные действительности.

Например, эксперты ООО «ВКТИмонтажстроймеханизации» ответственно заявляют, что реализация защиты стрелового крана от перегрузки не по весу поднимаемого груза, а по превышению грузового момента, нарушает требования промышленной безопасности. А известный эксперт Липатов А.С., будучи президентом ОАО «РосЭК», выдал экспертное заключение, что отсутствие возможности считывания данных регистратора параметров «без остановки работы крана» нарушает требования промышленной безопасности. Не пояснив при этом, какую именно опасность представляет кран, стоящий без груза и с остановленным двигателем. Эксперты ОАО «РосЭК» и ЗАО ИТЦ «КРОС» в своих экспертных заключениях не различают понятия «надежность» и «безопасность».

Если даже такие известные экспертные организации, считающиеся авторитетными, выдают некорректные экспертные заключения, не опасаясь последствий своих действий, то невозможно гарантировать, что на любой потенциально опасный кран, не пригодный к дальнейшей эксплуатации, не будет выдано положительное заключение экспертизы. Хотя эксперты в своем большинстве являются ответственными и квалифицированными специалистами, приведенные примеры свидетельствуют о явно неблагополучном состоянии дел в системе экспертизы промышленной безопасности.

Поэтому реализация комплекса мер, обеспечивающих повышение ответственности и независимости экспертов — это реальный путь снижения «кранопада». В этом плане, возможно, в ответственных случаях она должна проводиться государственными органами — территориальными управлениями Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Ростехрегулирования), либо Ростехнадзора, как это сделано, например, в Белоруссии.

Другое направление снижения аварийности и травматизма — оснащение грузоподъемных кранов более совершенными приборами безопасности, обладающими расширенными функциональными возможностями по защите крана и высокой надежностью, недорогими и малозатратными в эксплуатации.

Как известно, создание и распространение таких приборов в прошедшие годы искусственно сдерживалось как бывшим руководством Ростехнадзора, так и «головной организацией по приборам безопасности».

Следствием этого является общеизвестный факт, что отечественные приборы безопасности имеют, по сравнению с приборами ведущих зарубежных компаний, более низкий технический уровень. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить характеристики российских приборов безопасности с приборами, установленными на кранах компаний «Либхерр» «Като», «Тадано» и т. д., причем даже не самых последних моделей (рис.2).

Рис. 2. Прибор безопасности Krüger Mark 4K

Ведущие зарубежные компании постоянно обновляют свои модельные ряды и предлагают на рынок все более совершенные приборы безопасности, в том числе интегрированные с системой управления крана. Например, компания «Либхерр» для выполнения современных требований по безопасности машин согласно EN 954-1:1996 1 реализует новую концепцию повышения безопасности работы грузоподъемных кранов.2
Ее суть заключается в том, что общий принцип построения прибора адекватен той степени опасности, которую этот прибор должен предупреждать. На башенных кранах компании «Либхерр» обеспечивается либо своевременное выявление всех неисправностей прибора безопасности, либо, если такое выявление невозможно, резервирование тех составных частей прибора, неисправности которых не выявляются. Это позволяет исключить работу крана с ненастроенным или неисправным прибором безопасности.

На зарубежных кранах широкое распространение получили приборы с графическими дисплеями, отображающими разрешенную зону работы крана по координатной защите одновременно с изображениями крановых механизмов в динамике. В приборах японских краностроительных компаний широко применяется передача сигналов по оптоволоконным кабелям.

В то же время, в нашей стране технический уровень основной массы приборов безопасности, эксплуатирующихся на грузоподъемных кранах, практически полностью определяется морально устаревшим прибором, созданным ещё в 1997г. В силу его наибольшей распространенности.

Безопасность работы грузоподъемного крана во многом закладывается на заводе изготовителе. Выпуская сейчас краны с несовершенными приборами безопасности, мы, как минимум, на десятилетие вперед предопределяем их пониженную безопасность в эксплуатации.

Рассматривая пути снижения аварийности грузоподъемных кранов, нельзя обойти вниманием вопрос о степени оснащенности грузоподъемных кранов приборами безопасности.
Из сопоставления количества эксплуатирующихся грузоподъемных кранов и объемов выпуска приборов безопасности следует, что приборами безопасности оборудовано не более 30% кранов.

Одной из причин этого является их неоправданно высокая цена.

Из опыта серийного производства приборостроительной продукции известно, что доля стоимости электронных компонентов в отпускной цене приборов, составляет ориентировочно 25%. Исходя из сложившихся цен на эти компоненты и функций, выполняемых прибором безопасности, экономически оправданная цена прибора для стрелового крана, в том числе с цифровыми датчиками и с графическим дисплеем, по нашему мнению, не должна превышать 40 тыс.руб.

К сожалению, в нашей стране анализ степени оснащенности грузоподъемных кранов приборами безопасности в эксплуатации не проводится, а меры по увеличению выпуска приборов безопасности не принимаются. Хотя это, по нашему мнению, делать необходимо. На государственном уровне.

Еще одним возможным направлением повышения безопасности работы кранов является улучшение эксплуатационного сопровождения приборов безопасности.

По данным Ростехнадзора, неисправность приборов безопасности является наиболее распространенным фактором, способствующим авариям на подъемных сооружениях. В 2007 и в 2008 годах официально зарегистрировано, соответственно, 42 и 38 аварий, причем по 9 из них — с неисправными приборами безопасности.3
Новые краны выходят с заводов с работающими приборами безопасности. Но в эксплуатации зачастую не обслуживаются и после выхода из строя не ремонтируются. В результате этого на кранах, отработавших несколько лет, приборы безопасности находятся, преимущественно, в неработоспособном состоянии.

У нас, почему-то, принято закрывать глаза на реальное состояние дел по этому вопросу. А такие экспертные организации как ЗАО ИТЦ «КРОС» и ОАО «РосЭК» вероятно считают, что проблем эксплуатационного сопровождения приборов не существует. По их мнению, если прибор безопасности не находится в работоспособном состоянии после 3-х, 4-х лет эксплуатации без какого-либо технического обслуживания или заблокирован эксплуатирующей организацией, то в этом виноват изготовитель прибора безопасности. По аналогии: закрыл, например, шахтер своей фуфайкой датчик метана — надо завести уголовное дело против изготовителя датчика. Иных проблем не существует.

Сложившееся положение с оснащенностью кранов приборами безопасности и с их эксплуатационным сопровождением, по нашему мнению, является следствием того, что в течение многих лет государственные органы власти не содействовали как созданию и расширению производства новых перспективных приборов безопасности, так и развитию конкуренции между производителями.

В России достаточно много приборостроительных предприятий с большими технологическими возможностями и с сильными конструкторскими бюро. Но на сегодняшний день мало кто из них занимается приборами безопасности. Причина этого, по нашему мнению, заключается в отсутствии прозрачных и понятных требований к приборам безопасности, к процессам их создания и, особенно, обращения, а также наличием избыточных административных барьеров и излишним административным вмешательством в деятельность хозяйствующих субъектов.

В отдельных случаях продолжают действовать нормативные документы, направленные на прямую поддержку устаревшей продукции отдельных производителей. Например, в «Рекомендациях по проведению испытаний грузоподъемных машин» (РД 10-525—03) указывается на проверку работы прибора безопасности не любого типа, а только ОНК-140. Причем записано, что настройка зоны работы крана по координатной защите считается правильной, если она соответствует 262º, т.е. паспортным данным на прибор ОНК-140. Если неукоснительно соблюдать требования этого РД, то получается, что на кранах нельзя испытывать приборы безопасности других типов и нельзя реализовывать координатную защиту крана в пределах его полного оборота — 360º.

Источником многочисленных проблем и административных барьеров для разработчиков, изготовителей и потребителей приборов безопасности является также пока ещё не упраздненная частная коммерческая организация ООО НТЦ «Строймашавтоматизация». Ей, как «головной организации по приборам безопасности», Правилами ПБ 10-382–00, РД 10-525–03 и письмами Ростехнадзора предоставлены исключительные полномочия, в частности:

  • проводить экспертизу приборов безопасности и их проектов;
  • участвовать в предварительных, приемочных, типовых и сертификационных испытаниях приборов;
  • разрабатывать нормативные документы по приборам безопасности;
  • давать отзыв о готовности предприятий к производству приборов.

В настоящее время не существует нормативных документов ни по приборам безопасности в целом, ни по координатной защите, ни по защите от приближения к ЛЭП. Не разработаны и типовые программы испытаний приборов, которые «головная организация» обязана была разработать согласно Правил ПБ 10-382—00. Не существует также и опубликованного документа Ростехнадзора, определяющего обязанности и ответственность «головной организации».

Эта неопределенность дает возможность «головной организации» действовать так, как ей это выгодно с коммерческой точки зрения, и эффективно препятствовать выходу на рынок новых приборов безопасности.

По сообщению Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, положения Правил ПБ 10-382—00, устанавливающие наличие «головных организаций», не соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации и будут исключены из новой редакции Правил, разработка которых запланирована Департаментом государственной политики и регулирования в области технологической и атомной безопасности.

Еще одним серьезным барьером на пути применения новых приборов безопасности является возможность использования лицензий Ростехнадзора на экспертизу промышленной безопасности в качестве инструмента для недобросовестной конкуренции. В частности, широко известно распространяемое ООО НПП «ЭГО» «Заключение экспертизы промышленной безопасности ограничителей грузоподъемности ОГМ240», подготовленное АНО УНПО «ЭГО» в 2005г.

Аналогичным образом, ЗАО ИТЦ «КРОС», используя лицензию на экспертизу промышленной безопасности, в 2007г. подготовило негативный «Отчет об эксплуатационных испытаниях» приборов безопасности своего конкурента.

Понятно стремление ООО НПП «ЭГО» и ЗАО ИТЦ «КРОС» потеснить на рынке своего конкурента. Но этого принято добиваться путем повышения качества и снижения цены на свои приборы, а свою правоту доказывать в научно-технических и патентных спорах. Негативная оценка продукции конкурентов и, тем более, собственноручное изготовление негативных «экспертных заключений», противоречат принципам порядочности, добросовестности и разумности, на которых строятся взаимоотношения с конкурентами в цивилизованном обществе.

По нашему мнению, недопустимы как использование лицензий на экспертизу промышленной безопасности в недобросовестной борьбе с конкурентами, так и пассивное отношение Ростехнадзора к такому использованию лицензий.

В целом, по указанным причинам, в нашей стране сложилась неблагоприятная антирыночная среда, препятствующая созданию и распространению перспективных приборов безопасности грузоподъемных кранов.

На сегодняшний день существует реальная опасность, что с течением времени отставание технического уровня отечественных приборов от зарубежных будет нарастать. Соответственно, «вклад» приборов безопасности в статистику аварийности и травматизма, к сожалению, не будет сокращаться.

Радикально изменить сложившееся положение во всех отраслях промышленности, в том числе в краностроении и в производстве приборов безопасности, призвана проводимая в настоящее время реформа технического регулирования. Техническое регулирование в его окончательно сформировавшемся виде — это действия государства, организующие поведение хозяйствующих субъектов на рынке с помощью установленных норм и правил, а не «мнений» или «рекомендаций» каких-либо организаций или частных лиц.

В последние годы мы видим свежий ветер перемен к лучшему. В октябре 2007г. начальник Управления государственного строительного надзора освобожден от занимаемой должности «по собственной инициативе».

Меняется и политика Ростехнадзора. Ещё в марте 2006 года бывший руководитель Ростехнадзора Константин Пуликовский на пресс-конференции, посвященной итогам 2005 года и основным задачам единой системы государственного надзора, указал, что главное — не запретить, а добиться соответствия закону! В настоящее время руководитель Ростехнадзора Николай Кутьин активно и последовательно проводит работу по устранению административных барьеров для бизнеса.

В целом очевидно, что общая линия борьбы с этими барьерами должна быть направлена, в основном, не на борьбу с отдельными барьерами, а на исключение условий, делающих создание таких барьеров привлекательными.

С этой точки зрения чрезвычайно важно, что закон «О техническом регулировании», определяющий новый порядок разработки и принятия обязательных требований, значительно затрудняет создание таких барьеров. Высокий уровень нормативного акта, которым принимаются обязательные требования, обязательность обоснования необходимости принятия технического регламента и публичность процедуры обсуждения, приводят к значительному повышению издержек, связанных с введением административных барьеров.

Федеральный закон «О техническом регулировании» указывает на недопустимость внебюджетного финансирования операций по контролю соблюдения требований технических регламентов. С одной стороны это дает возможность создать условия, исключающие экономическую заинтересованность каких-либо лиц в установлении этих барьеров, а с другой — предопределяет недопустимость участия в таком контроле частных коммерческих «головных» и им подобных организаций.

Снижение административного давления на бизнес и сокращение количества обязательных требований к продукции приводит, на первый взгляд, к повышению риска распространения некачественной продукции и, соответственно, к снижению безопасности работы грузоподъемных машин.

Однако это не так. Во-первых, «старая» система «тотального» контроля, при которой нарушением считалось прежде все отсутствие какого-либо документа, а не низкое качество продукции, не обеспечивала реальный контроль качества и безопасности. При ограниченных возможностях контролирующих органов, в частности кадровых, она объективно оставляла только две возможности: либо формализацию и максимальное упрощение процедуры контроля (проверку наличия бумаг), либо остановку обращения продукции. Поэтому сокращение объема контроля дает возможность осуществлять его более тщательно.

И, во-вторых, в условиях конкуренции любой изготовитель продукции, стремящийся повысить свою репутацию и упрочить свое положение на рынке, сам заинтересован в:

    а) соблюдении всех обязательных требований к продукции, установленных нормативными документами Ростехнадзора;
    б) выполнении рекомендаций к продукции в части ее качества, изложенных в различных стандартах, письмах и т. п.;
    в) подтверждении соответствия прибора установленным требованиям к качеству через сертификат соответствия.

Иными словами, предприятия не только обязаны неукоснительно соблюдать установленный Ростехнадзором порядок отработки своих приборов безопасности, но и объективно сами заинтересованы в его соблюдении.

Здравый смысл и элементарные экономические расчеты показывают, что в любом случае лучше выявить недоработки прибора на испытательной площадке и их своевременно устранить, чем отправить неотработанные приборы в эксплуатацию и оплачивать их гарантийных ремонт на всей территории России с потерей своей деловой репутации. Поэтому обвинение какого-либо предприятия в стремлении проигнорировать порядок тщательной отработки изделий и заменить этот порядок своим, упрощенным, а, следовательно, и менее затратным, абсурдно по своей сути.

По этой причине опасения, что либерализация рынка приведет к тому, что на него хлынет масса ненадежных, некачественных приборов и от этого пострадает безопасность работы грузоподъемных кранов, являются необоснованными. Некачественные приборы выпускать экономически невыгодно и они быстро прекратят свое существование.

Ключевым принципом проводимой реформы технического регулирования является максимально возможная замена государственного контроля и ответственности перед государством на саморегулирование, самоконтроль и экономическую ответственность. Важную роль в реализации этого принципа играет позиция Президента России, являющегося одним из самых радикальных сторонников дерегулирования — политики отделения хозяйственной деятельности от властных полномочий государственных органов. Это неоднократно подчеркивалась как в программных заявлениях Президента, так и в поручениях Правительству РФ.

Но чтобы достичь целей проводимой реформы и создать действительно эффективную систему защиты потребительского рынка от опасной продукции при одновременном повышении ее технического уровня путем развития конкуренции, предстоит пройти тернистый путь и преодолеть сопротивление тех субъектов, которые в своих корыстных интересах хотели бы сохранить прежнюю неэффективную систему контроля.


Список литературы:

  1. EN 954-1: 1996. Safety of Machinery — Safety-related parts of control systems — Part 1: General principles for design.

  2. Безопасность башенных кранов по концепции фирмы Liebherr-Werk Biberach GmbH // Подъемные сооружения и специальная техника. — 2004. — № 12 (40). — С.22-24.

  3. Состояние промышленной безопасности при эксплуатации подъемных сооружений: Информационный бюллетень Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору.  —  М.: ОАО «НТЦ «Промышленная безопасность». — 2007. — № 1 (28). — С.2-10.

13 августа 2007 г.

 18 
 19 
 20 
 21 
 22 
 23 
 24 
 25 
 26 
    Оглавление


Тел./факс: +7 (351) 731-30-00, 222-47-77
ул. Машиностро­ителей, д.10-Б, Челябинск, 454119, Российская Федерация