Вопросы снижения административного давления на предприятия краностроительной отрасли России

В.А. Коровин,
доктор технических наук,
генеральный директор НПП «Резонанс»

Ни для кого не является секретом, что отечественные грузоподъемные краны по своему техническому уровню существенно отстают от кранов, выпускаемых ведущими зарубежными фирмами — «Либхерр», «Грув», «Тадано», «Като» и т.д. С другой стороны, недалек тот день, когда и динамично развивающиеся китайские краностроительные компании, выпускающие продукцию низкого ценового диапазона, достигнут, а могут и превзойти, российский уровень качества.

Сложившееся положение обусловлено комплексом экономических, технических, организационных и социальных факторов. Но, без сомнения, одним из наиболее значимых из них является чрезмерное административное давление государственных органов власти на бизнес.

Россия вошла в рынок. Но вся система взаимоотношений между предприятиями и органами власти по своему существу осталась советской, а по смыслу — ориентированной на окологосударственную коммерцию.

Наряду с чрезмерными требованиями государственных органов власти, зачастую выходящими за рамки логики и здравого смысла, существуют «прикрепленные» к ним «головные» и иные коммерческие организации по краностроению, нередко паразитирующие на деятельности краностроительных предприятий. Их окологосударственная коммерческая деятельность, «узаконенная» нормативными документами Ростехнадзора ПБ 10-382–00, ПБ 10-157–97, РД 10-08–92, РД-10-525–03 и т.д., приводит к установлению многочисленных препятствий для работы краностроительных предприятий.

Производство грузоподъемных кранов формально не относится к лицензируемым видам деятельности. Но фактически осуществляется ее пятикратное лицензирование. На основании нормативных документов — Правил ПБ 10-382–00, инструкции РД 10-08–92 и Административного регламента по выдаче разрешений, 1 Ростехнадзор требует от изготовителя грузоподъемного крана получить пять, разрешительных по своей сути, документов:

  • акт и протокол приемочных испытаний крана, проведенных с обязательным участием представителей Ростехнадзора, частной экспертной организации по промышленной безопасности и частной «головной» организации по краностроению;
  • заключение экспертизы промышленной безопасности крана, выполненное частной экспертной организацией, подконтрольной Ростехнадзору;
  • разрешение на применение прибора безопасности грузоподъемного крана;
  • сертификат соответствия крана требованиям промышленной безопасности от органа по сертификации, подконтрольного Ростехрегулированию (бывшему Госстандарту);
  • разрешение Ростехнадзора на применение самого грузоподъемного крана.

Перед этим, на основании указанных нормативных документов и пунктов 37.1 и 37.5 Регламента по выдаче разрешений [1], необходимо согласовать программу приемочных испытаний с Ростехнадзором и с «головной» организацией по краностроению.

Решение о проведении приемочных испытаний у нас в России, в отличие от экономически развитых стран, на основании пунктов 4 и 48 Регламента по выдаче разрешений, 1 принимает государственный орган власти — Ростехнадзор.

Вместе с тем, согласование программ приемочных испытаний, принятие Ростехнадзором решения о проведении приемочных испытаний и участие его представителей в этих испытаниях, представляют собой государственный контроль (надзор) за разработкой технических устройств, не включенный в перечень полномочий Ростехнадзора, приведенных в разделе II Положения об этой Федеральной службе. 2

Разработка технических устройств не относится также к видам деятельности в области промышленной безопасности, указанным в пункте 1 статьи 6 Федерального закона от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», а соблюдение обязательных требований к продукции на стадии ее разработки, согласно пункта 2 статьи 33 Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании», не подлежит государственному контролю (надзору).

Соответственно, установленные Ростехнадзором административные барьеры для разработки новой техники не только являются избыточным административным давлением на бизнес, но и не имеют однозначных правовых оснований.

Невозможно себе представить, чтобы, например, краностроительная компания «Либхерр» согласовывала программу испытаний своего крана с какой-нибудь частной немецкой «головной» организацией или ждала, пока федеральные органы власти Германии согласуют эту программу и за компанию «Либхерр» примут решение о проведении приемочных испытаний этого крана.

Ведущие зарубежные краностроительные компании постоянно обновляют свои модельные ряды и предлагают на рынок все более совершенные машины. Правительства западных стран либо не вмешиваются в этот процесс, либо обеспечивают его поддержку. У нас же наблюдается создание Ростехнадзором препятствий для выхода на рынок новых грузоподъемных машин уже со стадии их разработки.

Исключительно громоздкая, длительная и затратная процедура получения многочисленных разрешительных документов на применение (производство) новых грузоподъемных кранов, усложненная участием в их выдаче частных «экспертных» и «головных» организаций по краностроению, является серьезной проблемой для предприятий, особенно малого и среднего бизнеса. Она подталкивает к выпуску кранов устаревших моделей, на которые уже имеются необходимые разрешения, и способствует увеличению отставания технического уровня отечественных грузоподъемных кранов от зарубежных.

Из всех указанных пяти разрешительных документов, в соответствии с Федеральным законом № 184-ФЗ «О техническом регулировании», обязательным является лишь сертификат соответствия Ростехрегулирования (Госстандарта). Прочие документы не только излишни, но и создают дискриминационные условия для деятельности отечественных предприятий, поскольку зарубежные компании освобождены Ростехнадзором от необходимости получения ряда этих документов.

Пункт 31 Регламента по выдаче разрешений 1 указывает, что «разрешение на применение технических устройств иностранного производства выдается в общем порядке». Тем самым декларируется равенство отечественных и иностранных производителей грузоподъемных кранов. Но на практике это не выполняется.

Например, компания «Либхерр» на своих грузоподъемных кранах использует приборы безопасности Ликкон, а китайская компания «Икс-Си-Эм-Джи» (XCMG, КНДР) — приборы безопасности «Пи Эй Ти» (РАТ, производства компании «Хиршман», Германия). Ростехнадзор не вспоминает о необходимости получения этими компаниями разрешений Ростехнадзора на применение приборов Ликкон и «Пи-Эй-Ти». В тоже время отечественные краностроительные заводы Ростехнадзор обязывает применять только те приборы безопасности, которые имеют разрешения на их применение.

Аналогичным образом, для зарубежных компаний, поставляющих свои краны в Россию, согласования программ приемочных испытаний кранов с Ростехнадзором и участие представителей Ростехнадзора в приемочных испытаниях этих кранов не требуется. Для отечественных краностроительных предприятий таких послаблений Ростехнадзор не допускает.

Ростехнадзор, естественно, не принимает решения о проведении приемочных испытаний кранов компаний «Либхерр», «Грув», «Тадано», «Като» и др. (это было бы смешно) и не принимает в них участия.

Зарубежные краностроительные фирмы не имеют также проблем и финансовых затрат, связанных с «головными» организациями по краностроению. Они не обязаны согласовывать с «головными» организациями программы испытаний своих кранов и проводить эти испытания с их участием. «Головные» организации по краностроению — это чисто российское изобретение, ориентированное на «узаконивание» поборов с производителей грузоподъемной техники коммерческими окологосударственными структурами.

В последнее время, по нашему мнению, наблюдается усиление и без того избыточного административного давления Ростехнадзора на бизнес.

Например, разрешения на применение приборов безопасности грузоподъемных кранов ранее выдавались территориальными органами Ростехнадзора. В настоящее время получение этих разрешений усложнено передачей функций их выдачи в центральный аппарат Ростехнадзора.

В пунктах 45.1 и 45.2 принятого в 2008 году Регламента по выдаче разрешений,1 дополнительно введена процедура их
отзыва письмом Ростехнадзора, если «выявлено, что заявителем была представлена недостоверная или оформленная не в соответствии с требованиями законодательства РФ и нормативных правовых актов заявительная документация». При этом
критерии существенности этих нарушений не установлены.

Это дает Ростехнадзору право незамедлительно письмом отозвать у предприятия-изготовителя разрешение на применение (изготовление) грузоподъемного крана или прибора безопасности и, соответственно, остановить их производство на срок до 6-ти месяцев по любому несущественному поводу. Причем без какого-либо предупреждения, без выдачи предписания и без решения суда.

Невозможно представить чтобы, например, государственные органы Германии или Китая без веских на то оснований и без решения суда направили бы письмо компании «Либхерр» или «Икс-Си-Эм-Джи» с требованием о немедленной остановке производства (применения) отдельных моделей кранов, выпускаемых этими компаниями. У нас же с 2008 года такое право Ростехнадзора закреплено нормативным правовым актом.

Право чиновников Ростехнадзора по своему усмотрению незамедлительно отзывать разрешения, в нарушение принципа презумпции добросовестности юридического лица, предусмотренного статьей 15 Кодекса об административных правонарушениях РФ и пунктом 2 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», значительно усиливает административное давление на бизнес.

Усиление этого давления наблюдается и вне сферы краностроения.

Например, приказом Ростехнадзора от 07.04.2008 № 212 утвержден «Порядок организации работ по выдаче разрешений на допуск в эксплуатацию энергоустановок». Согласно пункта 6 этого Положения, для получения разрешения на эксплуатацию котельной необходимо представить тридцать восемь различных документов (не верите? — пересчитайте) и, кроме того, «другую документацию» по безопасной эксплуатации котельной. Большинство этих документов либо избыточны, либо не имеют отношения к правам и обязанностям Ростехнадзора. В дальнейшем приказом Минприроды России от 20.08.2008 № 182 число этих докуАписьментов было сокращено до 27-ми. Но и это количество, по нашему мнению, является неоправданно большим.

Складывается впечатление, что политика Ростехнадзора ориентирована не на обеспечение соответствия технических устройств установленным требованиям безопасности, а на установление максимальных запретов на деятельность предприятий, особенно связанную с созданием, освоением производства и эксплуатацией новых машин.

Известно, например, что более половины грузоподъемных кранов, находящихся в эксплуатации, работают либо без приборов безопасности, либо с неисправными приборами. Но Ростехнадзор не проявляет особой активности по исправлению этого явно ненормального положения. В то же время запрещению применения на кранах новых приборов безопасности, сертифицированных в установленном порядке, Ростехнадзор уделяет самое пристальное внимание.

На сегодняшний день все без исключения ведущие краностроительные компании имеют систему менеджмента качества, сертифицированную на соответствие требованиям международного стандарта ISO 9001:2000. Ключевые принципы базовой концепции этой системы и, соответственно, политика компаний, могут быть выражены двумя простыми фразами: удовлетворение заказчиков; непрерывные улучшения.

Именно постоянное совершенствование конструкции и технологии изготовления каждой модели крана, каждодневная работа по устранению мелких недоработок и внесение усовершенствований в его конструкцию согласно пожеланиям потребителей, как важнейшие составляющие системы менеджмента качества по ISO 9001:2000, обеспечивают конкурентоспособность этих моделей.

У нас же в России возможность реализации принципа непрерывных улучшений и, соответственно, работа по стандарту ISO 9001:2000, крайне затруднена из-за позиции Ростехнадзора в отношении этих улучшений.

В пункте 34 Регламента по выдаче разрешений 1 указано, что «при внесении изменений в технические условия, конструкцию или технологические процессы получение разрешения осуществляется в соответствии с пунктом 28 Регламента». Это чрезвычайно жесткое требование обязывает заново получать разрешение на применение крана при внесении любых, в том числе самых незначительных, изменений в его конструкцию или технологию изготовления.

Законопослушный производитель крана, в случае изменения, например, технологии покраски кабины или какого-нибудь мелкого шурупчика в креплении декоративной детали крана, вынужден заново проводить приемочные испытания этого крана, соблюдая при этом всю громоздкую и затратную процедуру организации и проведения этих испытаний. Затем провести экспертизу промышленной безопасности крана, направить в Ростехнадзор пакет документов на получение нового разрешения на его применение и ждать два месяца, пока они будут рассмотрены.

Принципиально можно провести улучшения крана, скрыв это от Ростехнадзора и не получая заново разрешение на его применение. Но тогда возможны проблемы при продлении действия ранее полученного разрешения. Если подаче заявления на это продление сообщить об изменениях (модернизации) крана, то Ростехнадзор вправе потребовать заново провести приемочные испытания. Если же умолчать, то Ростехнадзор, на основании пункта 45.1 своего Регламента,1 впоследствии может письмом отозвать это разрешение на основании предоставления недостоверной заявительной документации, что поставит предприятие в крайне сложное положение.

При внесении изменений в продукцию, руководствуясь положениями ГОСТ 15.309-98 «Испытания и приемка выпускаемой продукции», принято проводить лишь типовые испытания и лишь в том случае, если предполагаемые изменения «могут повлиять на технические характеристики продукции, связанные с безопасностью для жизни, здоровья или имущества граждан, либо могут повлиять на эксплуатацию продукции, в том числе на важнейшие потребительские свойства продукции или на соблюдение условий охраны окружающей среды».

Поэтому требование Ростехнадзора проводить не типовые, а приемочные испытания технического устройства (крана), причем при внесении любых изменений, не только противоречит требованиям ГОСТ 15.309-98, но и является сильнейшим и явно избыточным административным давлением на краностроительные предприятия. Это требование практически исключает возможность законным путем осуществлять постоянные улучшения крана. Такие улучшения у нас в России, фактически, осуществляется подпольно, вопреки нормативным документам Ростехнадзора, что дополнительно способствует развитию правового нигилизма.

Складывается впечатление, что общая направленность действий Ростехнадзора подчинена принципам: наиболее безопасным является недействующее производство, а применять можно лишь «проверенные временем» краны, созданные в предыдущих десятилетиях.

Руководствуясь этими принципами, нужно забыть, например, про автомобили, тем более новые, «недостаточно отработанные», и пользоваться гужевым транспортом. Лошадь безопаснее автомобиля и к тому же атмосферу не загрязняет.

  Во всем мире государственные органы власти стремятся стимулировать научно-технический прогресс, а если и допускают дискриминацию производственных предприятий, то исключительно зарубежных. В интересах развития национальной промышленности. У нас же есть основания полагать, что Ростехнадзор действует с точностью до наоборот.

Контроль свободы экономической деятельности, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков в нашей стране постановлением Правительства от 30.06.2004 № 331 возложены на Федеральную антимонопольную службу (ФАС России).

Аппаратом Правительства Российской Федерации ФАС России информирована об избыточном административном давлении Ростехнадзора на отечественные краностроительные предприятия и о дискриминационных условиях их деятельности по сравнению с зарубежными компаниями. Однако, вероятно, должно произойти что-то экстраординарное, чтобы ФАС России начала исполнять свои обязанности и рассматривать эти вопросы.

С такой системой взаимоотношений власти и бизнеса мы обречены на вечное отставание в техническом уровне машиностроения, на низкую инновационную активность и на провалы в мировой конкуренции.

Цена этого вопроса — темпы роста экономики России и уровень жизни ее граждан, место России на мировом рынке.

Как следует из рейтинга мировой конкурентоспособности (GCI), публикуемого Всемирным экономическим форумом (WEF), организатором ежегодного саммита в Давосе, конкурентоспособность экономики России остается на крайне низком уровне.

В 2009 году в этом рейтинге «The Global Competitiveness Report 2009–2010» экономика Россия находилась на 63 месте среди 133 стран, оставаясь далеко позади Китая и Индии.

Среди факторов, определяющих низкую конкурентоспособность экономики России, экономисты WEF отмечают, в первую очередь, проблемы государственного управления, недостаток независимости судебной системы и проявления фаворитизма государства в отношении частного бизнеса.

На разрешение этих проблем направлена реформа технического регулирования, старт которой был дан Федеральным законом от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании». Она предусматривает изменения в техническом законодательстве, стандартизации и оценке соответствия.

В части технического законодательства, обязательные требования к продукции и к отдельным видам деятельности должны быть исчерпывающим образом изложены в технических регламентах, которые принимаются в целях защиты жизни, здоровья граждан и имущества, охраны окружающей среды, животных и растений и предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей.

До вступления в силу технических регламентов (т.е. в настоящее время) требования к продукции и к связанным с ней процессам, установленные нормативными документами и правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, включая нормативные документы Ростехнадзора, государственные стандарты, СНиПы и т.д., подлежат обязательному исполнению только в части, соответствующей этим целям (статья 46 этого Федерального закона).

Тем самым юридически устранено то давление существующей нормативно-правовой базы на технологов и конструкторов-разработчиков грузоподъемных машин, которое не соответствует целям законодательства о техническом регулировании и сковывает их инициативу при разработке новых конструкций грузоподъемных машин, выборе их узлов и комплектующих деталей и при использовании новых материалов и технологий.

Идеология проводимой реформы заключается в установлении единых минимально необходимых обязательных требований и ограничений для бизнеса при одновременной максимально возможной замене государственного контроля и ответственности перед государством на саморегулирование, самоконтроль и экономическую ответственность.

Во многих развитых странах мира степень опасности при работе грузоподъемного крана оценивается примерно на том же уровне, что и автомобиля. Поэтому для допуска крана к работе считается нецелесообразным требовать оформления каких-либо особых разрешительных документов, кроме сертификата соответствия.

Такую позицию отражает прекращение ранее проводившейся в нашей стране разработки специального технического регламента «О безопасности подъемно-транспортного оборудования и процессов его эксплуатации». Требования к подъемно-транспортному оборудованию (ПТО), в том числе к грузоподъемным кранам, включены в специальный технический регламент «О безопасности машин и оборудования» в виде его разделов.

Отказ от оценки грузоподъемного крана, с точки зрения безопасности, как какой-то особенной машины, без сомнения, является важным шагом на пути снижения административного давления государственных органов на производителей грузоподъемных кранов и эксплуатирующие организации.

Такое развитие событий, очевидно, не устраивает руководителей различных «окологосударственных» структур, делающих свой бизнес на оформлении избыточных разрешительных документов. Сожаление о прекращении разработки специального регламента по ПТО высказывает, например, А.С. Липатов. 3

Причем ответ на то, что же именно его беспокоит, дает он сам, сетуя на существование возможности обойти существующую систему сертификации, разрешений и т.д. и «поставить кран из-за рубежа и сделать это дешево», получив допуск крана к работе« только на основании заключения экспертизы промышленной безопасности». 3

Но если кран в установленном порядке прошел экспертизу промышленной безопасности и эта экспертиза утверждена Ростехнадзором, то кран безопасен и нет оснований беспокоиться за жизнь и здоровье работающего с ним персонала. Эксплуатирующая организация, получившая недорогой и качественный кран, очевидно, также находится в выигрыше.

Соответственно, имеются основания предполагать, что безопасность грузоподъемной техники и интересы ее потребителей руководителей «окологосударственных» коммерческих структур не волнуют, а ответ на вопрос, кому именно выгодно оформление, кроме заключения экспертизы промышленной безопасности, еще двух дублирующих его документов о подтверждении соответствия, представляется очевидным.

В рыночных условиях снижение административного давления на бизнес и сокращение количества обязательных требований к продукции не может, как это считают отдельные специалисты, привести к распространению некачественной и, соответственно, небезопасной продукции.

Переход к контролю меньшего количества обязательных требований дает возможность осуществлять его более тщательно. И, что не менее важно, любой изготовитель грузоподъемных кранов, стремящийся увеличить их продажи и повысить свою деловую репутацию на рынке, независимо от позиции Ростехнадзора сам объективно заинтересован в соблюдении обязательных требований к кранам, в выполнении рекомендаций по улучшению их качества, изложенных в различных стандартах, нормах, правилах и т.п., а также в подтверждении соответствия этих кранов установленным требованиям через процедуру сертификации.

Изготовитель в любом случае стремится тщательно отработать и испытать новые машины и их составные части и своевременно устранить их конструктивные недоработки и слабые места. В противном случае ему придется оплачивать гарантийные ремонты неотработанных кранов на всей территории России с большими финансовыми потерями с утратой своей деловой репутации.

Поэтому обвинение какого-либо предприятия в стремлении нарушить установленный порядок разработки и постановки на производство новых грузоподъемных кранов или их составных частей и что-то сэкономить на проведении испытаний, является абсурдным. Такое мнение может высказывать лишь тот, кто не знаком с работой машиностроительных и приборостроительных предприятий в рыночных условиях.

Некачественные грузоподъемные краны и приборы безопасности к ним выпускать экономически невыгодно. Поэтому опасения, что либерализация рынка приведет к тому, что на него хлынет масса ненадежной и опасной техники, безосновательны.

Скорее наоборот, есть все основания полагать, что контроль Ростехнадзора за деятельностью краностроительных предприятий является излишним и его необходимо полностью исключить.

Действительно, если этот контроль рассматривать в плане обеспечения соответствия уже изготовленного крана требованиям безопасности, то он является явно избыточным, поскольку краны подлежат обязательной сертификации. Если кран имеет надлежащие параметры безопасности, подтвержденные сертификатом соответствия, то не имеет значения, надзирал или не надзирал Ростехнадзор, например, за разработкой этого крана или согласована или не согласована с « головной» организацией или с самим Ростехнадзором какая-либо программа и методика его испытаний. Отдельные этапы создания крана — это внутреннее дело кранового завода, не имеющее значения для потребителей.

Если же рассматривать контроль (надзор) со стороны Ростехнадзора за безопасностью работников предприятия, осуществляющих разработку и изготовление грузоподъемных кранов, то такой надзор также является избыточным. Обеспечение безопасных условий труда и контроль их соблюдения статьей 212 Трудового Кодекса РФ возложены на работодателя — на должностных лиц предприятия, разрабатывающего и изготавливающего краны, но не на Ростехнадзор. В свою очередь, контроль надлежащего соблюдения предприятиями трудового законодательства Трудовым Кодексом РФ возложен, в первую очередь, на Федеральную службу по труду и занятости, которая находится в ведении Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

Нет логики в том, что Ростехнадзор на предприятиях осуществляет надзор лишь за подъемными сооружениями, но не контролирует безопасность работы, например, металлообрабатывающего и иного технологического оборудования, которое зачастую более травмоопасно. Поэтому дублирование Ростехнадзором контрольных (надзорных) функций, выполняемых должностными лицами краностроительных предприятий и Федеральной службы по труду и занятости, является излишним.

  Требования промышленной безопасности, безусловно, подлежат неукоснительному соблюдению. Но установление этих требований техническими регламентами, а также обязательное подтверждении соответствия этим требованиям через процедуру сертификации, является не только необходимым, но и достаточным вмешательством государства в деятельность предприятий.

Какие-либо иные требования, запреты и ограничения, приводят к неоправданному избыточному административному давлению на краностроительные предприятия, тормозящему научно-технический прогресс и переход этой отрасли экономики России на инновационный путь развития.

Кроме того, как отмечается в «Национальном плане противодействия коррупции» от 31.07.2008, утвержденном Президентом РФ, неизбежным следствием избыточного администрирования со стороны государства является коррупция.

В частности, в письме депутата Государственной Думы ФС РФ Панова В.В. в органы прокураты от 25.06.2007 № 01-198 указывается на наличие признаков коррупции в действиях сотрудников Управления государственного строительного надзора Ростехнадзора, направленных на ограничение применения отдельных типов приборов безопасности грузоподъемных кранов.

В статье 55 Конституции РФ, принятой всенародным голосованием, имеющей прямое действие и высшую юридическую силу, записаны золотые слова о том, что «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Нужно лишь в достаточно полной мере претворить эти слова в жизнь и устранить явно избыточные, не являющиеся необходимыми ограничения прав граждан Российской Федерации на предпринимательскую деятельность. В плане настоящей статьи — на деятельность по созданию и производству грузоподъемных кранов мирового технического уровня.

Позиция Президента России Д.А. Медведева, являющегося активным сторонником реализации системного подхода к реализации мер по устранению избыточного административного давления на бизнес и по борьбе с коррупцией, связанной с этим давлением, внушают оптимизм и обоснованные надежды на радикальные изменения к лучшему в самой ближайшей перспективе.

Выводы и предложения

Для снижения избыточного административного давления на предприятия краностроительной отрасли России и профилактики коррупции среди должностных лиц Ростехнадзора, целесообразно:

  1. Незамедлительно отменить выдаваемые Ростехнадзором разрешения на применение грузоподъемных кранов и приборов безопасности к ним.
  2. Установить «Cертификат соответствия» единственным обязательным документом, подтверждающим соответствие грузоподъемного крана обязательным требованиям и предоставляющим право на его изготовление и применение.
  3. Исключить «окологосударственную» коммерцию путем упразднения «головных» организаций по краностроению и введения запрета на участие частных предприятий в реализации Ростехнадзором контрольных (надзорных) и разрешительных функций.
  4. Упразднить контроль деятельности краностроительных предприятий России со стороны Ростехнадзора.
  5. Провести пересмотр нормативных документов Ростехнадзора с целью исключения из них коррупционноемких положений, устанавливающих избыточные административные барьеры для деятельности краностроительных предприятий.


Список литературы:

  1. Административный регламент Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору по исполнению государственной функции по выдаче Разрешений на применение конкретных видов (типов) технических устройств на опасных производственных объектах.
    Принят приказом Ростехнадзора от 29.02.2008 № 112 и зарегистрирован Министерством юстиции РФ от 19.03.2008 за № 11363.

  2. Постановление Правительства РФ от 30 июля 2004 года №401 «О Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» (с изменениями).

  3. Липатов А.С. Актуальные вопросы сертификации и оценки соответствия грузоподъёмной техники // Подъемно-транспортное оборудование. — М: Изд-во ООО «БекИр», № 1–2 (90–91), 2008.

15 августа 2008 г.

 20 
 21 
 22 
 23 
 24 
 25 
 26 
 27 
 28 
    Оглавление

<

Тел./факс: +7 (351) 731-30-00, 222-47-77
ул. Машиностро­ителей, д.10-Б, Челябинск, 454119, Российская Федерация