Проблемы стандартизации и оценки соответствия грузоподъемных машин

В.А. Коровин,
доктор технических наук,
генеральный директор НПП «Резонанс»

В свое время в Советском Союзе под предлогом обеспечения безопасности страны были истреблены миллионы честных и порядочных людей. Мы пережили страшные десятилетия, когда считалось, что лучше уничтожить сотни невиновных, чем упустить одного «врага народа».

В политической системе современной России произошли радикальные позитивные изменения. Но они, по существу, не затронули советскую тоталитарную государственную систему в части технического регулирования.

В отличие от многих развитых стран мира, взаимоотношения власти и бизнеса у нас исходят из презумпции опасности любой хозяйственной деятельности и базируются на страхе предпринимателей за свое дело. Особенно в сфере малого и среднего бизнеса.

Федеральным законом № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» к категории опасных у нас отнесены предприятия, их цехи, площадки и иные производственные объекты, на которых используются стационарно установленные грузоподъемные механизмы, обращаются опасные вещества, используется оборудование под давлением, ведутся горные работы и получаются расплавы металлов. Под понятие «опасный производственный объект» подпадает не только предприятие в целом или его цех, но и отдельный участок этого цеха, бытовое помещение в цехе, столовая на территории предприятия и т. д. Опасными производственными объектами у нас признаются жилые дома, больницы, кинотеатры и т. д., в которых «используются стационарно установленные грузоподъемные механизмы» ― лифты, или «воспламеняющиеся вещества» ― системы газоснабжения.

Применяемые на них технические устройства ― краны, лифты, котлы, трубопроводы и т. д., в свою очередь, также регистрируются как опасные объекты и подлежат специальному надзору. Контролю со стороны Ростехнадзора нередко подлежат и составные части технических устройств.

В итоге, действие законодательства в сфере промышленной безопасности распространяется на огромное количество не всегда однозначно определенных «матрёшечных» производственных и технических объектов.

Требования к ним изложены во множестве не всегда корректных и, зачастую, устаревших нормативных документах, имеющих неопределенный статус. В качестве примера можно привести «Рекомендации по проведению испытаний грузоподъемных машин» (РД 10-525-03), которые не зарегистрированы Министерством юстиции РФ, официально не опубликованы в порядке, предусмотренном для публикации нормативных правовых актов, и «предназначены для государственных инспекторов» Госгортехнадзора России, принимающих участие в работе комиссий по испытанию грузоподъемных машин (пункт 1.1 РД 10-525-03). Соответственно, РД 10-525-03 является внутренним руководящим документом Ростехнадзора. Тем не менее, содержащиеся в нем не всегда корректные требования Ростехнадзор предъявляет к поднадзорным предприятиям.

Сложившееся положение с законодательной и нормативной базой позволяет Ростехнадзору под предлогом обеспечения безопасности устанавливать множество не всегда обоснованных и избыточных обязательных требований.

Явно излишним представляется, например, требование об обязательном согласовании программ и методик предварительных (заводских) испытаний опытных образцов кранов с «головной» организацией по краностроению и с Ростехнадзором, предусмотренное пунктами 3.12 Рекомендаций РД 10-525-03 и 3.1.9 Правил ПБ 10-382-00 . Его нельзя считать оправданным и для приемочных испытаний кранов (п.3.1.10 Правил ПБ 10-382-00).

Требование о получении заключения «головной» организации о результатах технической экспертизы проекта на изготовление крана и его отдельно изготавливаемых сборочных единиц, предусмотренное пунктом 2.1.3 Правил ПБ 10-382-00, неоправданно дублирует отдельные этапы сертификации крана.

Пункт 3.7 Требований к регистраторам параметров (РД 10-399-01) указывает на обязательность индикации его «кодов неисправностей». Непонятно, зачем вообще нужна эта индикация и почему вместо требующих расшифровки кодов запрещено отображать текстовые сообщения или символы отказавших узлов.

Новые материалы для металлоконструкций кранов, согласно пункта 2.2.4 Правил ПБ 10-382-00, можно применять лишь в соответствии с государственными стандартами и другими нормативными документами, по рекомендации «головной» организации и с обязательным согласованием с Ростехнадзором. Получается, что даже широко используемую в настоящее время шведскую сталь формально применять нельзя.

Многим специалистам по краностроению известно о существовании множества других обязательных для исполнения, но нелогичных, противоречивых и избыточных технических и организационных требований к грузоподъемным машинами и к процессам их разработки и изготовления. Их соблюдение в полном объеме представляет собой практически неразрешимую задачу. Краностроительные предприятия, вынужденно приспосабливаясь к тоталитарным условиям деятельности, автоматически становятся нарушителями законодательства о промышленной безопасности.

Например, небольшие усовершенствования крана и применение новых материалов и комплектующих узлов многие предприятия проводят без согласования с Ростехнадзором и с «головной» организацией и без переоформления разрешения на применение крана. Практически никто не проводит экспертизу промышленной безопасности и сертификацию отдельных металлоконструкций и механизмов крана и не получает отдельных разрешений на их применение (изготовление). С Ростехнадзором и с «головной» организацией, как правило, не согласовываются программы и методики предварительных испытаний кранов (ограничиваются приемочными). Тем более, металлообрабатывающие станки и иное технологическое оборудование, установленное в цехах, где имеются «стационарно установленные грузоподъемные механизмы» ― мостовые краны, эксплуатируются без оформления разрешений Ростехнадзора на их применение, хотя формально они являются техническими устройствами, применяемыми на опасных производственных объектах.

Иными словами, как писал еще Н. Карамзин, «чрезмерная строгость законов российских несколько смягчается необязательностью их исполнения».

Ростехнадзор, со своей стороны, и сам порой допускает вольное отношение к собственным нормативным документам.

Например, в Правила ПБ 10-382—00, считающиеся «альфой и омегой» контрольной и надзорной деятельности Ростехнадзора в краностроении, как указано в их преамбуле, внесены поправки письмом Управления по котлонадзору и надзору за подъемными сооружениями от 10.01.2001 № 12-01/15. Никого не смущает тот факт, что начальник Управления (даже не заместитель руководителя Госгортехнадзора), превысив свои полномочия, внес изменения в этот базовый документ, утвержденный постановлением Госгортехнадзора России от 31.12.99 № 98.

Другой пример — в разделе 5.6 РД 10-525—03 указано, что «проверку зоны работы крана проводят вращением поворотной части крана в рабочей зоне в обе стороны до срабатывания ограничителя грузоподъёмности ОНК-140». В частности, если на кране компании Liebherr установлена его штатная система защиты Liccon, а не ограничитель ОНК-140, то, при проведении испытаний (техническом свидетельствовании) такого крана, требования РД 10-525—03 невыполнимы. Ростехнадзор, тем не менее, не запрещает эксплуатацию кранов Liebherr в России.

У нас, на основании пункта 3.1.5 Правил ПБ 10-382-00, можно на «законном» основании получить индивидуальное разрешение на отступление от требований любого нормативного документа «по согласованию с утвердившим его органом». Такие случаи общеизвестны. Обязательные требования промышленной безопасности обязательны не для всех.

Сложившуюся ситуацию отражает русская пословица: «Закон, что дышло ― куда повернул, туда и вышло!».

Удивительно, но, благодаря Ростехнадзору, мы много лет живем не по Конституции РФ. Ее статья 55 прямо указывает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены, во-первых, лишь «федеральным законом» и, во-вторых, «только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Аналогичное положение содержит и статья 49 Гражданского Кодекса РФ. Ростехнадзор же издал ведомственные нормативные документы, которые, не являясь федеральными законами, устанавливают, тем не менее, множество не всегда необходимых ограничений на свободу предпринимательской деятельности.

Положение, сложившееся с нормативной базой в сфере промышленной безопасности, включая краностроение, и с практикой исполнения ряда коррупционно емких положений отдельных нормативных документов, ассоциируется с «мутной водой», в которой, как известно, легче ловить, точнее, добывать огромные деньги в личных интересах. По нашему мнению, явно не в интересах предпринимателей ― разработчиков и изготовителей грузоподъемных машин.

Несмотря на ряд позитивных изменений, общий стиль работы контрольных (надзорных) органов в нашей стране остался неизменным — это запрещать, не пущать (на всякий случай), выявлять нарушения не всегда корректных правил безопасности и наказывать за эти нарушения. Не упустить нарушителя считается важнее, чем нарушить права множества добросовестных предпринимателей. Реализуется аналогичный сталинский принцип «Лес рубят — щепки летят», но уже в отношении не граждан, а предпринимателей и промышленности России.

Нельзя принижать значение безопасности и мер по ее обеспечению. Однако между желанием обеспечить 100%-ную безопасность и реальными возможностями ее достижения существует значительный разрыв. Как свидетельствует мировой опыт, установление многочисленных обязательных требований приводит лишь к временному повышению безопасности, а в перспективе лишь увеличивает этот разрыв. За счет того, что они тормозят создание, расширение производства и применение новой, более безопасной техники.

В настоящее время все машиностроительные производства России создают лишь около 3% ВВП. В общемировом рейтинге конкурентоспособности (GCI) за 2009-2010гг., опубликованном Всемирным экономическим форумом (WEF), экономика России находится на 63-ем месте из 133 стран — далеко позади Китая и Индии. Россия — единственная из стран БРИК, чей рейтинг конкурентоспособности за прошедший год был понижен. Сразу на 12 пунктов.

Сложившееся положение усугубляется тем, что экономика России в последние годы столкнулась с рядом долговременных системных вызовов, в том числе с усилением глобальной конкуренции. В краностроении, начиная с девяностых годов прошлого века, зарубежные компании начали все более активно вытеснять отечественных производителей с российского строительного рынка.

Ответ на этот вызов требует повышения конкурентоспособности отечественных предприятий. Для этого, в свою очередь, необходимо проведение реформы технического регулирования, направленной на отказ от сталинских тоталитарных методов руководства в экономике, на ее дебюрократизацию, освобождение предпринимателей от мелочной опеки органов исполнительной власти, в первую очередь Ростехнадзора, и кардинальное улучшение правового регулирования в этой сфере.

С этой целью принят Федеральный закон от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании».1 Он носит революционный характер и предусматривает радикальные изменения в техническом законодательстве, стандартизации, оценке соответствия и в механизмах государственного контроля (надзора).

Проводимая реформа соответствует подходам к техническому регулированию в странах ЕС, требованиям ВТО, правилам и рекомендациям общепризнанных международных организаций в этой сфере.

Взаимоотношения власти и бизнеса во многих экономически развитых странах базируются не на презумпции вины и не на страхе предпринимателей перед возможными наказаниями, на принципе презумпции добросовестности юридического лица ― предпринимателя. При этом органы власти, подобные Ростехнадзору, называются и являются, по своей сути, не надзорными, а регулирующими.

Обязательные требования к продукции в государствах-членах ВТО и ЕС устанавливаются исключительно техническими регламентами и директивами ЕС, утверждаемыми государственными органами власти этих стран и актами законодательства ЕС. Национальные стандарты при этом являются добровольными для применения.

Продукция может поступать на европейский рынок только в том случае, если она удовлетворяет обязательным требованиям технических регламентов (директив ЕС) и прошла оценку соответствия, которая осуществляется, либо в форме обязательной сертификации, либо декларирования соответствия.

Этот порядок обеспечивает эффективность регулирующего воздействия государства в плане защиты законных прав и интересов общества и государства при одновременной ликвидации технических барьеров, препятствующих созданию новой продукции, и ее и свободному обращению.

Аналогичные положения содержит и Федеральный закон № 184-ФЗ «О техническом регулировании». Он устанавливает четкую и понятную двухуровневую систему требований к продукции и к связанным с ней процессам ― обязательных (требования технических регламентов) и добровольных (требования национальных стандартов, нормативных правовых актов, нормативных документов федеральных органов исполнительной власти и т. д.). Обязательные требования подлежат сокращению до минимально необходимого уровня и должны быть изложены исключительно в технических регламентах, которые принимаются, как правило, Федеральными законами и только в целях защиты жизни и здоровья граждан, имущества, охраны окружающей среды, животных и растений и обеспечения добросовестности конкуренции (для краткости ― в целях безопасности). Требования, установленные иными документами, могут иметь только рекомендательный характер.

В переходный период, до принятия технических регламентов, требования существующих нормативных документов и нормативных правовых актов, включая нормативные документы Ростехнадзора, государственные стандарты, СНиПы и т. д. подлежат обязательному исполнению только в части, соответствующей целям законодательства о техническом регулировании (требованиям безопасности).

После принятия этого закона Ростехнадзором не издано какого-либо акта, разделяющего требования существующей нормативной базы на обязательные для исполнения и рекомендательные, что привело к ещё большей неопределенности существующего комплекса требований, предъявляемых к поднадзорным предприятиям. Светом в конце этого тёмного туннеля является июль 2010 года, когда после принятия технических регламентов все нормативные документы, в том числе Ростехнадзора, утратят обязательную силу.

Государство обязано обеспечить соблюдение обязательных требований к безопасности продукции, включая грузоподъемные машины, и жестко карать за их нарушения. Для этого существует процедура подтверждения их соответствия обязательным требованиям. Она проводится органами по сертификации, подконтрольными Федеральному агентству по техническому регулированию и метрологии (Ростехрегулированию — правопреемнику Госстандарта), в форме обязательной сертификации в системе ГОСТ Р, либо самими предпринимателями в форме декларирования соответствия.

Другие привычные формы подтверждения соответствия — «заключение экспертизы промышленной безопасности» и «разрешение на применение технического устройства», не предусмотрены статьёй 20 Федерального закона № 184-ФЗ. Соответственно, лицензирование деятельности по проведению экспертизы промышленной безопасности, согласно пункта 7 статьи 18 Федерального закона от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», прекращается со дня вступления в силу технических регламентов.

Именно процедура обязательной сертификации дает государству правовые основания для защиты интересов потребителей и противодействия недобросовестному предпринимательству. Нарушение правил обязательной сертификации, включая необоснованную выдачу сертификата соответствия и его неправомерное использование, влечет административную ответственность по статье 19.19 КоАП РФ. При существенных нарушениях обязательных требований, производство и сбыт ненадлежащей продукции, а также неправомерная выдача или неправомерное использование сертификата соответствия, подлежат уголовному преследованию по статье 238 УК РФ.

Иное дело ― требования рекомендательного характера.

Федеральный закон № 184-ФЗ дал непривычную для российских специалистов трактовку государственных (по новой терминологии ― национальных) стандартов как документов, предназначенных для добровольного использования (с временными исключениями, действующими до принятия технических регламентов).

Целесообразность, да и сама возможность, отмены обязательности исполнения требований национальных стандартов вызвала в свое время множество острых дискуссий, не утихающих до сих пор. В советские времена требования нормативных документов федеральных органов государственной власти, включая государственные стандарты, были обязательны для исполнения, а статья 14 ранее действовавшего Федерального закона № 5154-I «О стандартизации» предусматривала ответственность за несоблюдение стандартов, вплоть до уголовной.

Но если рассматривать, насколько оправдано сохранение обязательности их исполнения, то нужно учесть, что все необходимые требования к безопасности продукции будут содержаться в технических регламентах. После того, как они будут приняты, сохранение обязательности исполнения требований стандартов, в плане обеспечения безопасности продукции, утрачивает смысл.

Сохранение же обязательности соблюдения иных требований стандартов, не относящихся к безопасности, нецелесообразно ввиду необходимости исключения избыточного административного давления на бизнес и неоправданных ограничения при создании и применении новой техники.

Например, ГОСТ 1575-87 (2002) «Краны грузоподъемные. Ряды основных параметров» указывает, что значения нормальной грузоподъемности крана следует выбирать из ряда: ... 25, 28, 32, 36, 40 ... тонн. Соответственно, ГОСТ 1575-87 (2002) вводит запрет на изготовление кранов с номинальной грузоподъемностью, например 30 т. Но если имеется потребитель, готовый покупать краны с грузоподъемностью именно 30 т, то запрет на их изготовление нельзя считать оправданным. Принцип необязательность исполнения требований стандартов обоснованно передает решение этого вопроса, как и любых других, не связанных с безопасностью, на усмотрение потребителя и изготовителя крана.

При этом необходимо учитывать, что в добровольности применения стандартов есть серьезная проблема, связанная с российским менталитетом. Своеобразный «подводный камень», обусловленный тем, что «добровольность» может ошибочно интерпретироваться как вседозволенность и как ненужность их соблюдения.

В цивилизованных странах «добровольность» применения национальных и межгосударственных стандартов интерпретируется как необходимость и обязанность изготовителя крана добровольно возложить на себя ответственность за их соблюдение. Участники рынка отчетливо осознают, что стандарты отражают мировой опыт краностроения, накопленный десятилетиями. Они созданы, как правило, при непосредственном добровольном участии самих разработчиков и изготовителей кранов, а их отдельные положения «написаны кровью».

Стандарты можно использовать в качестве доказательной базы при подтверждении соответствия кранов требованиям технических регламентов и как продуманные и проверенные на практике справочные пособия по созданию качественных грузоподъемных кранов. Без выполнения большинства их требований невозможно создание конкурентоспособных машин и, как следствие, само существование краностроительной компании. Предприятие, работающее в рыночных условия, бездумно не соблюдающее добровольные требования национальных стандартов, в конечном счете, накажет само себя. Без вмешательства государства.

С другой стороны, действующие стандарты отражают лишь текущий уровень развития техники. Поэтому добровольность исполнения их требований для того и введена, чтобы талантливые конструкторы не были связаны по рукам этими стандартами и могли бы реализовать более эффективные, альтернативные решения.

С изложенных позиций, вопрос о том, нужен или не нужен какой-либо стандарт, должны решать разработчики, изготовители и потребители грузоподъемной техники.

Ряд специалистов, например, А. С. Липатов 2, говорят о необходимости разработки новых обязательных для исполнения стандартов или каких-то «промежуточных нормативных документов».

По нашему мнению, такая необходимость отсутствует.

Если речь идет об обязательных требованиях к кранам общего или специального назначения, то они должны быть изложены не в стандартах и не в непонятных «промежуточных нормативных документах», а в технических регламентах. На их разработке и нужно сосредоточиться.

Если же говорить о требованиях рекомендательного характера, то потребитель, нуждающийся в каком-либо специальном кране, при его выборе на рынке или при размещении индивидуального заказа на изготовление, ориентируется на нужные ему характеристики крана, а не на наличие или отсутствие по нему национального стандарта. При приемке крана потребителю важно удостовериться в его качестве и в соответствии нужных ему паспортных характеристик установленным требованиям. Наличие стандарта, отражающего эти требования, при этом также не обязательно.

Для подтверждения соответствия продукции добровольно принятым на себя обязательствам по соблюдению определенных требований национальных стандартов, стандартов организаций, договоров, сводов правил, технических условий и т. д., существует процедура добровольной сертификации. Добровольная сертификация не имеет отношения к подтверждению соответствия обязательным требованиям и не подменяет ее. Какое-либо принуждение к добровольной сертификации не допускается. Она носит, по существу, рекламный характер и призвана повышать конкурентоспособность продукции, работ и услуг и содействовать покупателям в их компетентном выборе.

По этой причине Федеральный закон № 184-ФЗ [1] не предъявляет жестких требований к органам по добровольной сертификации продукции. Такой орган может быть создан любым юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем или группой этих лиц. Для этого достаточно установить перечень продукции и ее характеристик, на соответствие которым будет осуществляться добровольная сертификация, порядок выполнения и оплаты работ по сертификации, и направить в Ростехрегулирование (бывший Госстандарт) документы на регистрацию органа по добровольной сертификации, заплатив госпошлину за эту регистрацию в размере одной тысячи рублей. Регистрация осуществляется в течение 5-ти дней.

Например, в течение нескольких лет ведутся разговоры о создании в рамках ассоциации РосСМА «организационной подсистемы для проведения экспертизы и аккредитации приборов и систем безопасности на их соответствие нормативным документам». Проще говоря, ― органа добровольной сертификации. Федеральный закон № 184-ФЗ позволяет без труда это реализовать.

Его создание, по нашему мнению, буксует из-за того, что сертификат соответствия, выданный ассоциацией РосСМА, никому не нужен. Проблема здесь в объективности такого органа по сертификации и в доверии к выданным им сертификатам. Платить за их получение не имеет смысла.

Существует мнение, что привлечение объединений типа ассоциации РосСМА к совершенствованию системы оценки соответствия нуждается в дополнительных решениях со стороны государства«[2].

По нашему мнению, этого делать не следует. Прямое вмешательство государства в деятельность частных организации, действующих в сфере добровольной сертификации, неуместно. Их деятельность должен регулировать рынок. Они должны работать в условиях конкуренции, в том числе с органами по сертификации, работающими в системе ГОСТ Р, и сами должны зарабатывать свой авторитет.

Для повышения «весомости» сертификатов, существует аккредитация органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров), направленная на документальное подтверждение компетентности и независимости этих органов, на обеспечение доверия к их деятельности и на признание ее результатов.

Аккредитация органов, выполняющих обязательную сертификацию, является обязательной. При добровольной сертификации она носит добровольный характер.

Органы аккредитации, согласно пункта 3 статьи 31 Федерального закона от № 184-ФЗ «О техническом регулировании», определяет Правительство Российской Федерации. Порядок и критерии аккредитации органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров), выполняющих работы по подтверждению соответствия, также определяются Правительством Российской Федерации.

В настоящее время действует «Положение об аккредитации органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров), выполняющих работы по подтверждению соответствия», утв. постановлением Правительства РФ от 24.02.2009 № 163.

Согласно пункта 3 этого Положения, «орган по аккредитации» — это «федеральный орган исполнительной власти, включенный в перечень органов по аккредитации, определяемый Правительством Российской Федерации».

Общую координацию работ по аккредитации осуществляет Федеральное агентство по техническому регулированию метрологии (Ростехрегулирование). В том числе по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации разрабатывает тарифы на проведение работ и порядок оплаты работ по аккредитации.

«Общие требования к органам по аккредитации, аккредитующим органы по оценке соответствия», определены ГОСТ Р ИСО/МЭК 17011−2008, введенным в действие с 01.03.2008 приказом Ростехрегулирования, а «Общие требования к аккредитации органов по сертификации продукции и услуг» — ГОСТом Р 51000.6−2008.

В целях создания Единой системы аккредитации, приказом Ростехрегулирования от 02.11.2009 № 3940 принят «Временный порядок рассмотрения и прохождения документов при аккредитации в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии». Перечень аккредитованных испытательных лабораторий (центров) и органов по сертификации, зарегистрированных в Едином реестре организаций, опубликован на официальном сайте Ростехрегулирования.

Продолжение координирующей деятельности Ростехрегулирования в этом направлении должно привести к созданию Единого национального органа по аккредитации в добровольной и обязательной сфере. Это соответствует общей направленности развития систем аккредитации в странах ЕС, в которых Европейским парламентом в феврале 2008 года принят пакет законов о движении товаров на рынке, предусматривающий единый орган по аккредитации в каждой стране ЕС.

В противовес этой тенденции, в нашей стране отдельные федеральные органы исполнительной власти, отстаивая свои интересы, вопреки постановлению Правительства РФ 24.02.2009 № 163 (и ранее действовавшему постановлению от 06.07.2001 № 514), предпринимают попытки подстроить аккредитацию под себя.

Например, Ростехнадзором был издан приказ от 02.04.2007 № 196 «Об утверждении и введении в действие Положения о Единой системе оценки соответствия на объектах, подконтрольных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» (ЕС ОС Ростехнадзора, шифр документа — РД 03-21−2007).

Её жизнеспособность изначально вызывала обоснованные сомнения. Поскольку оценке соответствия требованиям безопасности подлежат объекты, не только подконтрольные Ростехнадзору, но и бытовые приборы, продукты питания, товары для детей и т. д., которые не может охватывать ЕС ОС Ростехнадзора.

Соответственно, создание Ростехнадзором Единой в Российской Федерации системы оценки соответствия всех объектов, не соответствует целям и задачам этой Федеральной службы. Под контролем Ростехнадзора, вероятно, могут быть оставлены лишь критически важные объекты и потенциально опасные объекты инфраструктуры РФ согласно концепции их мониторинга, одобренной распоряжением Правительства РФ от 27.08.2005 № 1314-р.

Органом по аккредитации в ОС ЕС Ростехнадзора (РД 03-21−2007) была назначена частная коммерческая организация — ОАО «НТЦ «Промышленная безопасность», хотя согласно указанным выше постановлениям Правительства Российской Федерации органом по аккредитации может быть только федеральный орган исполнительной власти. Более того, этой же коммерческой организацией разработаны тарифы на проведение работ и порядок оплаты работ по аккредитации, а любая организация, претендующая на аккредитацию в ЕС ОС Ростехнадзора, обязана после аккредитации заключить с Органом аккредитации (с ОАО «НТЦ «Промышленная безопасность») договор на «информационное обслуживание» на весь период действия Свидетельства об аккредитации. Как правило, аккредитованная организация, ежеквартально, должна оплачивать Органу аккредитации как минимум 10% от суммы выполненных ею работ или сумма устанавливалась в зависимости от количества областей аккредитации.

Федеральная антимонопольная служба России установила, что действия Ростехнадзора по передаче функции федерального органа исполнительной власти по проведению аккредитации противоречат действующему законодательству. Во исполнении требования ФАС России, приказом Ростехнадзора от 10.03.2009 № 142 «Положение о Единой системе оценки соответствия на объектах, подконтрольных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору (РД-03-21-2007)» признано утратившим силу.

В информационном сообщении ФАС России по этим вопросам указывается: «В случае выявления фактов установления требований к органам сертификации и испытательным лабораториям (центрам), осуществляющим оценку соответствия на объектах, подконтрольных Ростехнадзору, осуществлять обязательную аккредитацию в ЕС ОС Ростехнадзора, предлагаем органам сертификации и испытательным лабораториям (центрам) информировать антимонопольные органы об этом для принятия ФАС России мер антимонопольного реагирования».3

В отношении аккредитации экспертных организаций напомним, что Правительством Российской Федерации принято постановление от 20.08.2009 № 689 «Об утверждении Правил аккредитации граждан и организаций, привлекаемых органами государственного контроля (надзора) и органами муниципального контроля к проведению мероприятий по контролю» в качестве экспертов и экспертных организаций. Аккредитация, согласно этих Правил, осуществляется федеральными органами исполнительной власти (пункт 2) без взимания платы (пункт 35) и, соответственно, не может осуществляться хозяйствующим субъектом ОАО «НТЦ «Промышленная безопасность» на платной основе.

18 января 2010 года Министр Природных ресурсов и экологии Российской Федерации Юрий Трутнев дал распоряжение Департаменту государственной политики и регулирования в сфере технологической и атомной безопасности завершить работу по реформированию законодательства в сфере промышленной безопасности через полгода. В соответствии с этим распоряжением разработан и проходит согласование проект Указа Президента РФ «Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в сфере обеспечения промышленной безопасности на период до 2015 года и дальнейшую перспективу» и иные нормативные правовые акты. Планируется внести изменения в Федеральный закон № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Полагаем, что по завершении этой работы будут разрешены многие застарелые вопросы нормативного регулирования в сфере промышленной безопасности, в том числе проблемы стандартизации и оценки соответствия грузоподъёмных машин.



Список литературы:

  1. Федеральный закон «О техническом регулировании» от 27.12.02 № 184-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — № 52. — Ст. 5140.

  2. Липатов А.С. Актуальные вопросы сертификации и оценки соответствия грузоподъёмной техники // Подъемно-транспортное оборудование. — М: Изд-во ООО «БекИр», № 1–2 (90–91), 2008.

  3. Ростехнадзор устранил нарушения антимонопольного законодательства..// Информационное сообщение на сайте ФАС России от 11.06.2009.

9 сентября 2008 г.

 21 
 22 
 23 
 24 
 25 
 26 
 27 
 28 
 29 
    Оглавление

<

Тел./факс: +7 (351) 731-30-00, 222-47-77
ул. Машиностро­ителей, д.10-Б, Челябинск, 454119, Российская Федерация