Владимир Коровин: Риск ради безопасности

Деловой журнал «Бизнес-ключ», март 2006

Научно-производственное предприятие «Резонанс» уже 15 лет создает и производит приборы, помогающие увеличить безопасность тяжелой дорожной и строительной техники. Это электронные аппараты, которые уменьшают число травм и несчастных случаев. Но чтобы продолжать заниматься этим безусловно благородным делом, оставаться лидером на российском рынке и выйти на мировой уровень, директор предприятия Владимир Андреевич Коровин придерживается вовсе не безопасной стратегии: «Чтобы добиться цели и быть первым, надо действовать подобно рисковому автогонщику: встречая на пути трудность (не важно какую — мокрый асфальт или происки конкурентов), не сбавлять скорость, а, напротив, увеличивать её. С любой трудностью можно справиться, только идя ей навстречу».

О том, что изначально Владимир Андреевич выбрал верную дорогу, говорит и признание его детища сильными мира и крупными специалистами: дважды «Резонанс» объявлялся лучшим предприятием Челябинской области в сфере промышленного производства, в 2003 году НПП получило «Золотую медаль SPI» французского национального общества поддержки промышленности как одно из лучших предприятий России, а её основатель и вдохновитель удостоился чести быть включенным в президентское издание «Лучшие люди России» как «надежный бизнес-партнер». 

Первая высота

Первый раз будущий разработчик радиоуправляемых машин и микропроцессорных систем автоматического контроля увидел большие машины в возрасте 9-ти лет: приехал с отцом на телеге, запряженной лошадью, в районный центр на станцию и замер: огромные поезда, с шумом и грохотом сцепляемые вагоны, сила и мощь индустрии… Все это так не походило на жизнь в его родной деревне Староберезово… «Наверное, тогда во мне неосознанно возникло желание быть причастным к этому…»

Впрочем, возможность «причащения» к миру техники и металла была и дома: изредка доходили специализированные журналы, а из имеющихся под рукой проводов, лампочек и батареек можно было самому спаять что-то, что одним движением руки начинало мигать или светиться! Соседи и гости дивились маленькому Кулибину, паявшему на печке электросхемы.

Рано умер отец. Осиротевшая семья несколько раз переезжала из одного поселка в другой. Среднюю и старшую школу Владимир заканчивал в интернате — школа находилась в районном центре, вдали от дома.

Вопрос о том, на какую специальность поступать в ВУЗ, перед молодым человеком не стоял, выбор был сделан давно. В какой город, в какой институт — для деревенского жителя было непринципиально. Попалось на глаза объявление о наборе на приборостроительный факультет ЧПИ. Прекрасно, значит, в Челябинск! Знал ли абитуриент, что ПС в те времена был самым престижным факультетом сильнейшего на Южном Урале политеха? С высочайшими требованиями к поступающим и студентам? Может, и не знал. Просто поставил перед собой цель. «Я всегда учился выше среднего, но в отличниках никогда не ходил. В середине 9-го класса осознал, что надо поступать в институт, и всерьез занялся учебой. За год поднял успеваемость на целый балл! Брал вечерами задачники и решал все подряд. Никто меня не заставлял, не подталкивал». Да, в юности кажется, что для достижения цели не нужно ничего, кроме собственного упорства.

Свобода как приложение к диплому

Провода, лампочки, батарейки… У выпускника приборостроительного — уже совсем другие игрушки: спецзаказы для оборонной промышленности, потом — разработка радиоуправляемого трактора. Обычно люди подобного рода занятий выбирают себе противоположное хобби — рыбалка, огород… Владимир Андреевич не изменил своему детскому увлечению, только теперь он уже не просто собирал приемники. На факультете был клуб радиолюбителей-коротковолновиков, своя радиостанция. В то время, когда зарубежные радиостанции глушились в советском эфире, самодельной антенной можно было «притянуть» и «Голос Америки», и «Би-Би-Си». Потом были и международные соревнования среди коротковолновиков. О своих лучших достижениях Владимир Андреевич с гордостью вспоминает до сих пор: пятое место в первенстве мира, первые места в Азии и СССР в международных соревнованиях. Однако главным «призом» в этом спорте для него стали все же не медали и кубки: «Представьте себе человека в советское время: то нельзя, это нельзя, живешь в этом узком кругу, и все. Радиолюбительство — это связи со всем миром, это общение. Представляете, что значит сделать антенну с размахом 25 метров и весом в одну тонну! Психология такого человека меняется — появляется дух авантюризма, снимается зашоренность, воспитывается умение принимать решения…»

Во многом именно этот авантюризм вкупе со свободолюбием помогли кандидату, а вскоре и доктору технических наук Коровину в 1990 году отправиться в вольное плавание по неизведанным просторам перестроечного бизнеса: «Захотелось делать что-то новое, самостоятельное. Когда работаешь в рамках одной структуры, всегда есть ограничения, а на своем предприятии ты свободен в выборе и можешь реализовывать любые проекты без чьего-либо разрешения. Для человека творческого это очень большой плюс». 

«Звание доктора наук не дает мне само по себе ничего, самолюбие разве что тешит. Хотя бывает, что оно влияет на предпочтения заказчика, и с этой точки зрения наличие степени полезно. Однако, как всегда и во всем встречают по одежке, а дальнейшая работа с заказчиком целиком зависит от качества продукции, которую предприятие выпускает, и ритмичности поставок. Потребителю, грубо говоря, глубоко безразлично, кто возглавляет компанию и сколько у него научных степеней — лишь бы товар был хороший.»

В.А. Коровин

Долг — значит судьба

Последние выходные апреля 1986 года Владимир Андреевич провел с семьей в гостях в другом городе. Научный сотрудник лаборатории автоматики Челябинского филиала Научно-исследовательского тракторного института вернулся домой только в 11 вечера. Соседи рассказали, что за ним трижды приходили, чтобы срочно увезти на работу. Какая ещё срочная работа? За почти десять лет работы на оборонном предприятии ни разу не было, чтобы надо было ночью куда-то срочно выезжать. Днем-то ещё понятно. А тут гражданский НИИ… В общем, Коровин не поверил и пошел спать.

Но через час его разбудил не будильник, а звонок в дверь: собирайтесь, вам предстоит командировка. В подобных ситуациях вопрос «куда» задавать не принято. «В институте мы с коллегами увидели газету с кратеньким сообщением об аварии в Чернобыле. И начали догадываться, куда нас собираются отправить».

Катастрофа в Чернобыле застала власти врасплох: партийное руководство не могло договориться с военным, и никто толком не знал, что делать. Солдаты, которых бросили на уборку радиоактивного «мусора», знали только одну реакцию на команду «местность заражена»: быстро надеть противогаз. Несколько поездок на бронированной инженерной машине — и экипаж получивших предельно допустимую дозу солдат меняется на новый. Несколько смен — и исправная, рабочая техника отправляется на огороженное колючей проволокой кладбище машин: насобирав на гусеницы излучающее топливо, машина с облученным металлом уже сама начинает излучать.

«Самое яркое мое впечатление о той командировке: едешь в бронетранспортере по городу, смотришь в иллюминатор — а на улице рай земной! Начало мая, на Украине все цветет, зелень кругом, тепло, светло, на балконах белье висит, пеленки-распашонки… И вокруг — ни души. Это потрясает».

В этой сюрреалистической, невозможной ситуации люди вели себя по-разному. Один из начальников сбежал оттуда сразу же. Отдельные дозиметристы, лучше всех осознававшие незримую и неощутимую смерть, царившую на «объекте», порой со всех ног убегали, как только видели, что стрелка дозиметра зашкаливает. Но было много смелых и ответственных людей, порой даже пренебрегавших опасностью — обстановка того требовала. Один из дозиметристов спокойно закатав рукава, снял пробник дозиметра с двухметровой штанги, голыми руками положил его на гусеницу трактора, попереключал и объявил: «700 рентген». В переводе на человеческую жизнь это означает: десять минут нахождения рядом с машиной, и лучевая болезнь обеспечена.

«Конечно, я сознавал опасность, которой мы подвергались в Чернобыле. Не знаю почему, но мне не было страшно. И я не хотел оттуда поскорее уехать. Хотелось сначала сделать что-то стоящее. Каждому в жизни предстоит что-то сделать, что-то исполнить. Это был мой долг, моя судьба».

Для пораженной радиацией местности радиоуправляемые тракторы, в разработке которых участвовал и Владимир Андреевич, оказались самой подходящей техникой — они могли работать в чудовищных условиях Чернобыля. Но… слишком мало их было в то время — они не сделали того, что могли бы сделать, если бы их производство было поставлено на поток. А для этого одного энтузиазма их создателей было недостаточно.

Идейный руководитель

К концу перестройки у сотрудника ЧФ «НАТИ» уже не осталось иллюзий относительно того, насколько государству нужны научные исследования и промышленные разработки. А Коровина переполняли идеи из области автоматического управления и измерительной техники. Примерно тогда же вышло постановление Совета Министров СССР «О мерах по развитию малых предприятий». Показалось, что все очень легко и просто — назваться малым предприятием и начать разработку идей, которым уже никто и ничто не помешает, быть самому себе хозяином и отцом новых конструкций и новых изобретений. Финансовых затрат это не требовало, ведь для проектирования нужен только кульман да карандаш, а для экспериментальной проверки достаточно имеющейся дома аппаратуры радиолюбителя. К тому же был опыт, были друзья-единомышленники, была арендованная комната в стенах «НАТИ»… Было все — только действуй, если знаешь что делать и как делать, и успех обеспечен!

И вот недавно образованное МП «Резонанс» разработало электронный счетчик электроэнергии, запатентовало изобретение; маленькая организация сумела заключить договор с большим подмосковным заводом на крупносерийное производство — «Резонансу» полагались отчисления с продажи каждого счетчика. Неужели вот оно — удача, деньги, успех? Ещё немного — и деньги потекут рекой, а потом и новые заказы и возможности… 

А завод просто не стал платить причитающиеся проценты. И подавать в суд на государственный гигант маленькому, вчера образовавшемуся частному предприятию было бесполезной тратой средств (которых к тому же не было). В то время Владимир Андреевич часто занимал деньги у родственников, чтобы выплатить своим людям зарплату. 

Пришлось признать, что легкий и красивый путь чистых разработок оказался ошибочным. Сами обстоятельства заставили Коровина заняться ещё и производством приборов по своим разработкам. А собственные убеждения не позволили пойти по другому легкому пути — перепродавать сопутствующие товары и таким образом жить немного «богаче». «Как только появляются легкие деньги, убиваются тяжелые — умирает идея. Зачем инженеру месяц корпеть над проектом за 100 рублей, когда одна коммерческая сделка может принести сразу 200?». Владимиру Андреевичу нетрудно было устоять перед этим соблазном, потому что ещё не имея большого предпринимательского опыта, он уже знал: если в основу производства поставлено не получение доходов, а полезность дела, то в прибыльности такого предприятия сомневаться не приходится. «Практика и время показали, что мы были правы: те коммерческие предприятия, которые только торговали близкими нам товарами, давно прекратили свое существование, а мы как жили, живем и развиваемся».

Из малого предприятия в три человека «Резонанс» давно уже превратился в компанию, где работает больше сотни сотрудников. Каждый год увеличивается объем производства. Кажется, что нужные шаги в управлении предпринимаются сами по себе, а верные решения приходят к руководителю интуитивно одно за другим. Однако в ответ на вопрос «С какими трудностями вам приходилось сталкиваться?» и гендиректор Владимир Коровин, и его заместитель Константин Коровин-младший в один голос воскликнули: «Почему приходилось? Они и сейчас есть!» Сказано это было с таким энтузиазмом и даже азартом, что сомнений не осталось: «Резонанс» справится с любой задачей. Трасса опять стала скользкой и опасной, но гонщик без страха давит на газ. Пора опять разгоняться, чтобы в очередной раз доказать всем свою правоту. Да и какой же русский не любит быстрой езды?

Ксения Захарова, специальный корреспондент журнала «Бизнес-Ключ»

апрель 2006

 2 
 7 
 8 
 9 
 10 
 11 
 12 
 13 
 14 
    Оглавление


Тел./факс: +7 (351) 731-30-00, 222-47-77
ул. Машиностро­ителей, д.10-Б, Челябинск, 454119, Российская Федерация